О понимании политики допуска посетителей в Матримандир

Допуск в Матримандир, названный Матерью «Душой города», ограничен. В соответствии с руководством, данным ею, допуск осуществляется только для тех, кто «искренне и серьезно» хочет этого. Она определила, что посетители могут получить допуск в Матримандир только в назначенное время дня и в назначенный день недели.

Допуск в Матримандир регулируется ауровильской Политикой допуска. По поручению Ауровиля ответственным за исполнение руководства, данного Матерью, является Группа допуска в Матримандир.

Далее приводятся слова Матери о допуске в Матримандир и окружающие его сады

«Парк Единства должен быть окружен своего рода защитной зоной, изолирующей его и тихой. Каждый должен получить разрешение для допуска в него».

Мать, сентябрь 1965 года

***

«Кроме того, люди не будут приходить сюда для… регулярной медитации или чего-либо вроде этого (об этом должна позаботиться внутренняя организация): это будет место для концентрации. Не каждому будет дозволено приходить сюда. Будет день недели или время дня, я не знаю, когда посетители смогут приходить сюда, но не нужно смешивать – будет фиксированное время или фиксированный день для показа посетителям,а остальное время только для тех, кто… серьезен, искренне серьезен, кто действительно хочет научиться концентрации.

Тогда людей будут приглашать для концентрации – (Мать смеется) для того чтобы научиться концентрации! Никакой особой медитации, ничего подобного, но они должны оставаться в тишине – в тишине и в состоянии концентрации. (Говоря о главном зале) И тишина. Никаких разговоров внутри!»

Мать, 3 января 1970 года

***

В августе 1972 года Роже Анже записал то, что Мать говорила ему о допуске в Матримандир: «Не для посетителей в принципе. Предназначен для ауровильцев, ноне каждый будет допущен сюда. Первое условие: тот, кто хочет придти сюда, должен попросить об этом. Тот, кто будет участвовать в строительстве, будет допущен в первую очередь. В сомнительных случаях они должны обратиться ко мне. Те, у кого есть сомнения, не должны приходить. Если есть даже небольшое сомнение, этот случай должен быть представлен мне. Людям должно быть известно об их квалификации».